50-летие со дня преставления свт.Луки(Войно-Ясенецкого).Симферополь.Свято-Троицкий монастырь.

   На мою просьбу о благословении снять видео для молодежного сайта Владыка Лазарь лаконично ответствовал: «Снимай».
    Менее всего этот клип можно считать информационным сообщением. Его можно будет с удовольствием смотреть и многие годы спустя. Он передает стихию этого замечательного  торжества.
    Первую книгу о святителе Луке мне дал священник Николай Рундо. Дело было в Ялте в конце семидесятых годов. Шедевр самиздата- огромный фолиант из сотен машинописных страниц!  Речь идет о монографии Марка Поповского. Считаю этот труд наилучшим из всего, что было написано о Святителе Луке. Огромный фактический материал и легкий слог повествователя- вот далеко не полный перечень достоинств этого труда. Фолиант открывался фотофаксимиле записки Марка Поповского о том, что он верит в неминуемую канонизацию Святителя. Так все и произошло.
    Сейчас много книг написано на эту же тему. Но для меня труд Поповского- как «первая любовь».
   Просто счастье, что я прочитал эту книгу первой! В удушливой атмосфере семидесятых годов это был глоток свежего воздуха- без сусальной «писанины» и ложного пафоса некоторых современных борзописцев, с точными и хлесткими  оценками той фантасмагории, в которой жил и творил свое святое дело архиерей и хирург Лука Войно-Ясенецкий. И если бы кто-то попытался опорочить этот вдохновенный труд Марка Поповского… Обреченное занятие… Он написал эту книгу едва ли не в то время, когда Андрей Сахаров набрался смелости выйти на Красную(!) площадь  с открытым протестом против деяний «красной гегемонии».  Гражданская смелость делает честь им обоим.  И, к тому же, книга Поповского вся пронизана глубочайшим уважением к Церкви и любовью к описываемому им герою. А что до его критических оценок конкретных персоналий… Помню, как в ленинградской семинарии профессор-протоиерей Иоанн Белевцев, по доброму улыбаясь в бороду, однажды предложил нам замечательную антиномию: «Как человек-грешнейший. А вот как патриарх- святейший». Едва ли не в качестве обратного примера он рассказывал  нам о патриархе Никоне, аскете и постнике, но на богослужениях носившем пуды жемчугов на облачениях. И кому потом оказались нужны эти пуды жемчугов в огненно-кровавой старообрядческой смуте…
    Возвращаясь в Севастополь, я остановил машину на излучине дороги, чтобы снять для видеозаставок открывшийся живописный горизонт. И наткнулся за полосой придорожных деревьев на колосья пшеницы. Именно они заставили меня вспомнить некогда поразившие молодого Святителя  слова из тезоименного ему Евангелия: «Жатвы много, а  делателей мало».
    С этого горизонта и с этих придорожных  колосьев и начинается моя маленькая «поэма», посвященная  святителю и исповеднику Луке.

                                                                          Священник Александр Савичев