Евромайдан: конфессиональные оттенки и перспективы миссии.

Безусловно, Евромайдан- одно из ключевых событий в новейшей истории Украины. Любой кризис-время переоценок и принятия решений. И в эти трагические и величественные дни формируются задания на будущее для всех полузадраенных отсеков корабля под названием «украинский социум». В появившихся среди дымовых туч просветах  Украина выглядит как Дикое поле с несколькими ватагами, враждебно косящимися друг на друга.  И словно из посеянных Ясоном зубов дракона вырастают все новые и новые полки с обеих сторон конфликта.
                           


 Думаю, никто не хочет потерять для себя  креативную часть социума. Без разницы, идет ли речь о студенческой молодежи или о тех, кто в той или иной мере формирует политику и пишет законы. Совсем недавно я внимательно прослушал радио-интервью кардинала Любомира Гузара, к которому испытывает пиетет украинская интеллигенция центра и запада Украины. Такого пиетета я бы от всей души пожелал православным иерархам. Ничего сверхнового кардинал не сказал. Так, несколько исторических аллюзий. О том, что надо учиться у истории, что теперь и следов нет от многих режимов, пытавшихся править исключительно силой. Но на фоне «голого сентиментализма» части православных спикеров и агрессии другой части это звучало взвешенно и убедительно. Для сравнения. О.Всеволод Чаплин, например, призвал к вмешательству в ход событий « не обращая внимания ни на какую новую "орду" и не думая о том, что нам скажут или что о нас скажут». О.Андрей Кураев : "Если люди демонстрируют раз за разом свое неумение жить вместе, надо разрешить им разойтись". Но вернемся к конфессиональным оттенкам Евромайдана. Арсений Яценюк взял благословение на первый раунд переговоров у главы УПЦ КП. Отпевание погибшего Михаила Жизневского проходило в Михайловском соборе той же конфессиональной принадлежности. На стороне Евромайдана в противостоянии задействована часть украинского казачества, традиционно декларирующего свою приверженность православию. Мгновенно и в негативном ключе была растиражирована цитата митрополита Павла Лебедя, сравнившего Януковича с идущим на Голгофу  Христом и заверившего президента в якобы всеобщей поддержке церковной полноты. Столь же мгновенно и теперь уже в положительном ключе был растиражирован  отклик на это сравнение протодиакона Виктора Мартыненко, пресс-секретаря Владимир-Волынской епархии УПЦ МП. Вопрос: что дальше? Разве эти высказывания похожи на стратегический анализ настоящего и  вразумительные алгоритмы действия на будущее? Конечно, православная «громада» может и дальше упиваться призрачным доминированием в плане статистики. Но станут ли дети наших прихожан идентифицирующей себя с православием властной элитой, создающей законы и определяющей приоритеты? А может новое  поколение уже махнуло рукой на своих «отсталых» родителей? И как вообще быть православной миссии в стране, разодранной т.н. «национально-культурными» и вполне реальными социально-экономическими противоречиями? Может, и ошибаюсь, но практический ответ на этот вопрос уже дан в жизни многих православных общин всевозможных юрисдикций в Европе и в остальном мире. Научившихся отдавать кесарю исключительно кесарево. Дистанцирующихся от зачастую циничной  геополитики. Сохраняющих и поддерживающих национальные и культурные идентичности, если об этом просят. И не цепляющихся за «национальные одежды», если  новые поколения вырастают без многих привычных примет «места и времени».
                                            ***
 В недалекие восьмидесятые годы «Журнал Московской Патриархии» с нескрываемым удовольствием цитировал какого-то филиппинского кардинала, сказавшего, что Церковь, «заключая брак с очередным режимом, в следующем поколении рискует оказаться вдовой». И как тут не вспомнить  конец 2004 года… Не собираюсь расписываться за других. Скажу только о том, чему сам был свидетель. Все началось с достаточно экзотической «лекции» для духовенства, в ходе которой совершенно незнакомая тетушка  старательно спрягала фамилию «Ющенко» со словами «Америка,ЦРУ,госдеп,заговор». Потом появились центнеры и тонны листовок того же содержания и со  стишком о «нужном» кандидате: «Он стариков утешит слезы, для созидания державу сохранит…» Но это еще не все. Будут служебные звонки: «Срочно приезжайте! Тут привезли десять тысяч листовок! Заберите хотя бы часть!». Еще будут цветные буклеты про то, как Янукович причащался на Афоне. Еще будут крестные ходы с иконами, покрытыми «региональными» шарфиками. Еще будет отправка «депутаций» в Киев (минимум пять человек от общины и за счет общины). Помню, чьи-то заботливые руки старательно подкладывали на выходе из храма очередную порцию агиток. В общем, мы обеспечили себя «бумагой для записей» на несколько лет, поскольку я по праву настоятеля с первого дня запретил на приходе распространение односторонней пропагандистской баланды. И над всем этим невидимая рука в очередной раз  написала огненные библейские слова: «Измерено, взвешено, сочтено». И сбылись эти слова в конце 2013 года. Так может,  стоило в 2004 году вспомнить 81-е апостольское правило: «Не подобает епископу, или пресвитеру вдаватися в народныя управления..."?  Конечно, правил без исключений не бывает. Но лично я знаю только одно счастливое исключение. На закате советской эпохи  диковинным в атеистическом СССР и одновременно утешительным для верующих  было словосочетание «президент Кипра архиепископ Макариос». Слышал, перед его приездом в СССР митрополит Никодим Ротов заставил иподиаконов выучить подробности дипломатического этикета. Но счастливых аллюзий на эту тему «раз-два и обчелся». Чего стоит хотя бы «фракция думского духовенства» в предреволюционной  России, совместно с правительствующим Синодом сдавшая  самодержавие «с потрохами» через неделю после отречения императора Николая II.
                                        ***
И, наконец, пару слов о «Правом секторе». Этот общественный сегмент проявил себя в точном соответствии с жанром «deus ex machina»,«рояль в кустах» или «… из табакерки» ( для кого как). Недооценивать идеологический багаж, вдохновляющий «Правый сектор», может только «страус с головой в песке». Вот заголовки некоторых месседжей  в разделе под названием «Християнство и нацiоналiзм» на сайте «БАНДЕРIВЕЦЬ» : «Середні віки – у наших серцях, нова реконкіста – у наших планах!», «Націоналізм і католицизм: по одну сторону фронту», «СПРАВЖНІЙ ЛИК МОСКОВСЬКОЇ ПАТРІАРХІЇ». В пресловутые «годы застоя» скрытые приверженцы греко-католицизма с Западной Украины спокойно заканчивали ленинградскую православную семинарию вкупе с академией  и не бросались тогда такими словами. Но после ренессанса разгромленной по указанию Сталина греко-католической «громады» они вспомнили свои «корни» и сменили юрисдикцию. Говорят где-то о 70 процентах выпускников ленинградских духовных школ на первом этапе формирования греко-католического клира. Есть о чем задуматься. Лично для меня то, что я прочитал на упомянутом сайте, не является проблемой в смысле интеллектуального вызова. В юности, до своего обращения я успел спокойно перейти из пионеров в комсомольцы. И не помню, чтобы за души моих сверстников боролись какие-нибудь «катакомбники», «истинно православные» и уж тем более греко-католики. Приходы РПЦ были единственной легальной возможностью принять крещение и причащаться (протестанты в СССР - отдельный разговор). Самостоятельно перейдя в православие, я испытал сполна чудовищный прессинг советских функционеров все уровней. Они то знали, что внешне поверженный противник в лице РПЦ – вполне достойный, чтобы тратить на него всю силу административного ресурса. В день своего поступления в те самые ленинградские духовные школы я услышал знаменательные слова от тогдашнего ректора, ныне патриарха Кирилла: «Вы произвели хорошее впечатление, но вопрос Вашего поступления будет решаться уполномоченным по делам религий». Смутило ли это меня? На интуитивном уровне - нисколько. Мой опыт говорил, что другая ситуация с внешним (подчеркиваю) духовным выбором в СССР просто невозможна. Уже позднее в процессе учебы я услышал от всеми любимого преподавателя Игоря Цезаревича Мироновича почти афоризм: «Вопрос «Церковь в государстве» или «государство в Церкви» был решен уже давно и  однозначно». И касается это не только православия. Возможно, православия в особенности. Достаточно познакомиться хотя бы с текстом присяги членов правительствующего Синода, в которой они признавали царя верховным авторитетом в делах веры. Помню,  преподаватель истории РПЦ о. Иоанн Белевцев (опять же всеми любимый) называл эту присягу унизительной. Но это не делало  его каким-то непримиримым внутрикорпоративным оппозиционером, в гневе праведном выплескивающим «ребенка вместе с водой». Итальянские католики в свое время «проморгали» зарождение и утверждение фашизма. Так же, как и немецкие протестанты. А номинально православная Россия на 70 лет превратилась в коммунистический полигон для выведения «нового человека». И еще неизвестно, чем все закончится. Как писал Волошин: «Что менялось? Знаки и возглавья…Тот же хмель и та же трын-трава…»
                                         ***
 Толстой написал роман «Воскресение» в православной России и о ней (некоторые главы романа стали поводом для  отлучения автора от  Церкви). Размышления Нехлюдова удивительным образом перекликаются со  «злобой дня» : “Все то страшное зло, которое он видел и узнал за это время ... все это зло торжествовало, царствовало, и не виделось никакой возможности не только победить его, но даже понять, как победить его… единственное и несомненное средство спасения от того ужасного зла, от которого страдают люди, — признавать себя неспособными ни наказывать, ни исправлять других людей… Прощать всегда, всех, бесконечное число раз прощать, потому что нет таких людей, которые бы сами не были виновны...» 
Предвижу, что эти слова могу вызвать волну возмущения. Талантливо написанный советский учебник по литературе патетически вопрошал по этому поводу: «Неужели жертва столь же виновна, как и палач?» Этот вопрос каждый решает по своему разумению. Но вполне возможно, в этих «прото-евангельских» размышлениях Нехлюдова и есть ключ к выходу из того огненного тупика, в котором оказалась Украина. Только без «игры в одни ворота», столь любимой как в среде клерикалов, так и во властных коридорах.  "Судьба не является делом случая. Это вопрос выбора. Это не то, чего ждут; это то, чего добиваются" (Уильям Брайан).

5.02.2014                 священник Александр Савичев

Евромайдан: конфессиональные оттенки и перспективы миссии. Евромайдан: конфессиональные оттенки и перспективы миссии.