Позднее творчество Жанны Бичевской: фантомные боли шовинизма.

Энциклопедическая справка. Шовини́зм (фр. chauvinisme) — идеология, суть которой заключается в проповеди национального превосходства с целью обоснования права на дискриминацию и угнетение других народов.


               Входит некто православный, говорит: "Теперь я-главный.
               У меня в душе Жар-птица и тоска по государю.
               Скоро Игорь воротится насладиться Ярославной.
               Дайте мне перекреститься, а не то - в лицо ударю.
               Хуже порчи и лишая - мыслей западных зараза.
               Пой, гармошка, заглушая саксофон – исчадье джаза".
                                                 (Бродский «Представление»,1986 год)
           


Шовинизм в России вовсе не представляет нечто «железобетонно-однородное». «Русская исключительность» апеллирует к множеству  социальных феноменов, часть из которых - достояние прошлого, в то время как другая  часть продолжает быть актуальной.  Здесь и монархизм, и своеобразно толкуемое православие (становящееся при этом «российским»),  и неоязычество, и неокоммунистический «ренессанс», и агрессивная ксенофобия, подпитываемая большими городами. Меня же в данном случае интересует «интеллектуальное обеспечение»  многоликого русского шовинизма, в рядах которого немало деятелей культуры. Я неплохо знаком с творчеством Жанны Бичевской периода поистине золотой эпохи «восьмидесятых», когда коммунистическое резонерство ослабевало на глазах и свободное творчество расправляло крылья. И тем более был удивлен, куда завела ее «муза» в наши дни.
**
«Движутся хоругви в утреннем тумане, скоро содрогнется от сраженья твердь…как же мы дожили до такого, братцы? Стонет Русь под гнетом черной саранчи, значит снова Русским за оружье браться ,значит снова Русским доставать мечи…Новые Европы, новые хазары, новые мамаи – Родине грозят!.. В страшный час расплаты брови мы нахмурим и смахнем вампиров с тела всей страны, и не будет зоны, лагерей и тюрем, все враги России будут казнены! Мы врага настигнем по его же следу и порвем на клочья, Господа хваля… Станет снова Русским …наш Босфор державный, наш Константинополь и святыня мира Иерусалим…». И весь этот специфический «контент» запакован в примитивно-лапидарную куплетную форму под талантливый авторский гитарный аккомпанемент в авторском же стиле «русский кантри-фолк», отшлифованный Жанной Владимировной еще во времена СССР.

Один из интеллектуалов напомнил, в связи с этой песней, что «смех лечит» и привел пародию Михаила Кальницкого: «Пусть же воссияет нам былая слава, пусть горит, как светоч, пролитая кровь, верю, возродится Русская Варшава,Рига, Ревель, Вильна станут наши вновь. Если ты по-русски молвишь без акцента, за святое дело рядом с нами встань! Вышибем ворота Русского Ташкента, штурмом завоюем нашу Эривань. Сорвана с масона дьявольская маска, быть ему в могиле ныне суждено! Снова к нам вернется Русская Аляска, русскою Канада станет заодно. Ради вящей славы нашей Отчей Веры, за Царя с Царицей и за Третий Рим мы пройдем отважно наши Кордильеры,Наши Гималаи смело покорим. Теплится лампады Свет Неугасимый, всякие сомненья отгоняя прочь!...Только отчего-то Русская Цусима снилась мне намедни, снилась мне всю ночь».

Следом за песней «Куликово поле»(автор слов и "музыки"- Геннадий Пономарёв) я нашел интервью  «поздней» Бичевской http://dailytalking.ru/interview/bichevskaya-zhanna-vladimirovna/125,  частично проливающее свет на некоторые источники ее мрачного вдохновения. Часть «постулатов» этого интервью  мне сходу захотелось прокомментировать.

**
Бичевская: «…любой тоталитарный режим всё лепит под себя». Несомненно. В национал-социалистической партии Германии оказались  Герберт фон Караян вместе с Элизабет Шварцкопф. Поди теперь разберись, было ли этот факт пушкинским «гением и злодейством» или же ситуационной невозможностью поступить иначе.

**
Бичевская: «Всякая власть, которая не от Бога, которая не с царем – тоталитарна». Поскольку Бичевская позиционирует себя православной,  уместно  вспомнить ветхозаветное установление монархии (Первая Книга Царств). В результате морального поражения и разложения теократии («…сыновья его(Самуила) не ходили путями его, а уклонились в корысть, и брали подарки, и судили превратно») «… собрались все старейшины Израиля и пришли к Самуилу в Раму, и сказали ему: вот ты состарился, а сыновья твои не ходят путями твоими». Израильтяне принимают решение: «…поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов...И не понравилось слово сие Самуилу, когда они сказали: дай нам царя, чтобы он судил нас. И молился Самуил Господу… И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе, ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня». Последние слова приведенного фрагмента: «…не тебя они отвергли, но отвергли Меня» камня на камне не оставляют от утверждения, что  абсолютная монархия -   единственная приемлемая  и богоустановленная форма правления. В Библии есть еще одно замечательное место, ассоциирующееся с пристрастиями  монархов (в том числе и русских царей) к конюшням и не только. Второзаконие: «… Только чтоб он не умножал себе коней и не возвращал народа в Египет для умножения себе коней… и чтобы серебра и золота не умножал себе чрезмерно». В связи с библейским запретом ставить царем иноземца   вспоминаются известные каламбуры Александра III- "Слава Богу, мы русские!", "Слава Богу, мы законные!". Мне же было достаточно двух произведений русской литературы, чтобы сформировать личное  мнение об имперской России. Первое-«Мальчик у Христа на елке» Достоевского. Ребенок из петербургских трущоб обречен замерзнуть насмерть в рождественский вечер под благовест церквей и монастырей, среди приютов «имени их высочеств и величеств», глядя на роскошные витрины и проезжающие экипажи. Второе- «Деревня» Бунина. Малолетняя  торговка телом съедает свой «гонорар» в виде краюхи хлеба прямо под клиентом - зажиточным деревенским собственником, приехавшим в город на закате империи (как показали последующие события).

**
Бичевская: «А внешний епископ церкви – царь». Увы, это ушедшая традиция, а не догмат. Во многом благодаря тому, что римско-имперское Pontifex Maximus  благополучно перекочевало в христианскую  эру. Константин Великий не сложил с себя этого титула.  Будучи некрещеным, за обедом в честь отцов Никейского собора он сказал, обращаясь к ним : "Вы — епископы внутренних дел церкви, я — поставленный от Бога епископ внешних дел". Опять-таки, будучи некрещеным, Константин председательствовал на церковных соборах. Авторитетный русский церковный историк Болотов отмечал, что Константин « приблизился к христианству не во мгновение ока, а постепенно». Не обошлось и без трагедий. В 330-335 годах Константин (под влиянием арианского епископа Евсевия Кесарийского, впоследствии крестившего императора на смертном одре)  отправил в ссылку всех непримиримых противников Ария и сторонников Никейского собора, в том числе  александрийского епископа Афанасия Великого. В связи с предсмертным крещением Константина Великого  интересно, что императора никто и никогда не упрекал в «невенчанном браке». Как говорится, голова на плечах дороже. Кстати, в присяге членов святейшего правительствующего синода российской церкви царь признавался ими верховным авторитетом в делах веры. Помню, протоиерей Иоанн Белевцев, профессор ЛДАиС, называл эту присягу унизительной в силу наличия этого пункта. Один ироничный полемист отметил, что если православные обвиняют католиков в папоцезаризме, то их самих можно с основанием обвинять в цезаропапизме.

** 
В  интервью есть несколько болезненно острых моментов, связанных с личностью Николая II.
«– Не странно ли, самого бездарного царя назвали святым.
 – Его Бог назвал святым. Вы против Бога идёте?.. Наша церковь назвала его святым. Значит, вы против церкви идёте?»


Более-менее адекватные православные публицисты давно разрешили эту коллизию: «Канонизирован был не образ правления Николая II, а образ его смерти». Наименование чина прославления говорит само за себя: страстотерпец. Такими были первые русские святые Борис и Глеб, о государственных добродетелях  которых вообще ничего не известно.
Бичевская:  «Армия предала, священство предало, интеллигенция предала, двор предал, дворянство предало его. Все предали, единицы остались ему верны. Вот что вы могли бы сделать в такой ситуации? Всеми преданный, что вы можете один сделать против врагов?»
А сочувствующие воинские части с их командирами, а неисчислимые крестьяне, с «Вандеей» которых даже советская власть едва справлялась аж до тридцатых годов прошлого века? Как известно, единственным архиереем РПЦ, публично не согласившимся с канонизацией Николая II, был митрополит Нижегородский и Арзамасский  Николай (Кутепов). В одном из интервью этот иерарх сказал о Николае II буквально следующее: «... он, можно сказать, санкционировал развал страны. И в противном меня никто не убедит. Что он должен был делать? Он должен был применить силу, вплоть до лишения жизни, потому что ему было все вручено…»(я намеренно сократил цитату – там есть выражения покрепче).
Да, святой царь-страстотерпец Николай II был обременен безоблачными книжно-византийскими представлениями о просвещенном государе во главе просвещенного народа. Но правда жизни оказалась сильней.  Будь на месте Победоносцева с его  «стеклянным взором колдуна»(Блок) кто-то другой… Да что гадать… История  не терпит сослагательного наклонения.

**
Дальше в интервью Бичевской транслируется злостная «царебожническая» ересь. Оказывается, кроме грехов всего человечества были совершены «совершенно особые» грехи русского народа, для которых Христовой крестной жертвы оказалось недостаточно. И понадобился «искупитель» Николай II. Говорят, что внутреннее здоровье институциональных церквей обратно пропорционально буйно-махровому цветению сект. Так что вектор вырождения идет от  древнего ( не лишенного  интеллекта) пелагианства  к Пелагии Рязанской.   Из писем архимандрита Иоанна Крестьянкина: «В отношении Пелагии Рязанской должен Вам сказать, что я не знал ее, и то, что пишут о моих отношениях с ней, - совершенная неправда. Думаю на этом основании, что и остальное многое другое, приписываемое ей, есть выдумка "писателя". Так что будьте осторожны в своих симпатиях…»

**
То, что Бичевская упоминает радиостанцию «Голос России», благодаря которой она «говорит всему миру», и несостоявшийся «союз православных женщин», который она должна была возглавить, лишь подчеркивает  совершенную неожиданность феноменов  «православного мейнстрима», свалившихся на Россию плюс к перманентно тлеющим идеологическим и социальным конфликтам.

**
Как-то чисто для себя я определил один из  критериев оценки литературных текстов и назвал его «экзистенциальная правдивость». Примеров таких текстов в великой русской литературе более чем достаточно. В том числе и в советскую, и в постсоветскую эпохи.
 
Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.
Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.
И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все - как будто бы под небом
И не было меня! (Цветаева)

По улице моей который год
звучат шаги - мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден…
О одиночество, как твой характер крут!
Посверкивая циркулем железным,
как холодно ты замыкаешь круг,
не внемля увереньям бесполезным…(Ахмадулина)

       Расплата за ошибки -
        она ведь тоже труд.
        Хватило бы улыбки,
        когда под ребра бьют.(Окуджава)

Вы встаньте в Сибири, в Париже, в глухих городишках,
мы столько убили в себе, не родивши…
Минута молчанья. Минута - как годы.
Себя промолчали - все ждали погоды.
Сегодня не скажешь, а завтра уже не поправить.
Вечная память. (Вознесенский)


Так бесконечна морская гладь,
Как одиночество моё.
Здесь от себя мне не убежать
И не забыться сладким сном.
У этой жизни нет новых берегов,
И ветер рвёт остатки парусов. (Кипелов)

Если пришла пора сделать шаг,
Если ты одинок,
Значит, настал твой срок
И ждет за углом
Перекресток семи дорог.
Там не найти людей,
Там нет машин.
Есть только семь путей,
И ты один.
И как повернуть туда,
Где светит твоя звезда,
Ты выбираешь раз и навсегда…
Я прошагал весь свет,
Проплыл сто морей.
И вроде все как всегда.
Вот только одна беда.
Все мне кажется,
Я на нем свернул в никуда
Перекресток семи дорог… (Макаревич)

       Дом стоит, свет горит,
    Из окна видна даль.
    Так откуда взялась печаль?
    И, вроде, жив и здоров,
    И, вроде, жить не тужить.
    Так откуда взялась печаль?(Цой)


Экзистенциальная правдивость текста - благодатная почва, питающая духовные поиски человека. Теперь просто сравните приведенные тексты со зловещими частушками Бичевской. Куда могут завести ее куплеты тот интеллектуальный «планктон», наличие и весомый удельный вес которого признают политики и социологи? «Мы врага настигнем по его же следу и порвем на клочья, Господа хваля…» Эти «перлы», на мой взгляд,  способны породить очередной «триумф воли», но уже не «а ля Рифеншталь», а чисто «по-русски». В истории возможно все. Но будет ли это «все» по-евангельски? «…и послал вестников пред лицем Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа» ( Евангелие от Луки, глава 9).


6 мая 2014         священник Александр Савичев

Позднее творчество Жанны Бичевской: фантомные боли шовинизма. Позднее творчество Жанны Бичевской: фантомные боли шовинизма.