«НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон.


                            
                                                               Александр Македонский Диогену:
                                                               -Проси у меня чего хочешь.
                                                               Диоген:
                                                               -Отойди, ты заслоняешь мне солнце.


Общественные потрясения в Крыму на «пересменке» двух режимов поменяли многие личные планы. И в результате мы поехали на Чатырдаг вчетвером: Даня из Киева, Коля из Севастополя, Лева (теперь уже воронежец) и я. Ребята поехали электричкой. Я же, на минутку подъехав к перрону вокзала и убедившись, что все на месте,  быстро покинул Севастополь, поскольку надо было встретить их уже в Симферополе. «Сто лет» не был на симферопольском железнодорожном вокзале, приятно поразившим меня своей реконструкцией, доставшейся в наследство от Украины: крытый воздушный  переход, эскалаторы, удобные лавочки на платформах. Любое путешествие меняет контекст бытия. И о суровой действительности напоминал лишь голос диктора: «Поезд из Луганска опаздывает на полтора часа». Да, Луганск… Он даже не предполагал, что его ждет летом 2014 года.
Созвонился с водителем из «Оникс-тур» - он уже подъезжал. Электричка прибыла вовремя. Через пять минут я уже погрузил ребят в обшарпанный УАЗ, припаркованный в одном из привокзальных закоулков. И двумя машинами мы двинулись «туда, в конец, к небесам на чердак, на – Чатырдаг» ( В.В. Маяковский).

**
Неприятно поразила трасса Симферополь-Алушта: множество даже не засыпанных глубоких ям. Хорошо, что днем. «Когда-то» эта трасса была «зеркальной»: жемчужина советского Крыма (учитывая живописные окрестности). Зато порадовал подъем по грунтовке от Мраморного. Обычно там такая пыль поднимается от встречных машин, что приходится закрывать окна. А в этот раз дорога была обильно полита недавно прошедшим ливнем.

**
На Точку я приехал раньше пацанов: их водитель куда-то попутно зарулил. Выбрал два домика, включил холодильники, открыл окна, разгрузил в свой домик многочисленную поклажу из машины: электроплитка, чайник, продукты, надувной матрац (не выношу местные деревянные кровати). Так что приехавшим ребятам осталось только бросить свои рюкзаки и застелить «лежбища» арендованным постельным бельем.
Отдохнув и что-то съев, мы отправились на прогулку к шахте Бездонной. Заблудились странным образом, но все же нашли.

По дороге десятилетний Лева вдруг «огрел» меня вопросом: «А здесь есть места силы?». Я, естественно, понял, что он имел в виду и ответил: «Конечно. Многие за этим сюда и приезжают».
 

С вершины холма в сторону Севастополя открылся океан солнечного марева, на дне которого остались «колорады», «укропы», митрофорные ничтожества с вечно прищуренными глазками, пытающимися разглядеть «пятна на солнце», «христиане» с выпученными от злобы глазами и тысячелетними воплями  «Распни!», лжецы, льстецы и прочий «контекст» урбанистической общаги. Здесь же ярко светило солнце, летний вечер в горах обдавал теплым ветром с треском цикад и великий покой нравственного безразличия природы неторопливо вытеснял из сознания информационный шум города.

**
Даня, попавший сюда впервые, потом смеялся: «Читаю - программа  лагеря традиционная. И все! Больше ни слова!» По этой традиционной программе  на следующий день мы и отправились в грандиозный девятичасовый переход: Ангар-бурун, Эклизи, спуск, нижнее плато. Лева шел со мной рядом и часто радовал когнитивными изюминками:

-Замечаете, что я общаюсь с Вами больше всего?
-Конечно. Можешь считать, что я твой «старший брат».
-Мммм…  Нет. Вы мой «дядя».

Я же бесконечно заставлял его выполнять свои «заморочки»  фотохудожника: фото с  желтыми цветами, фото с огромным грибом, стань так, стань эдак. И это дивное умное дитя ни разу не возразило.
После спуска с  Эклизи пошел калейдоскоп ландшафтов нижнего плато. Лева безмерно устал. Но первая же пещера (возле тропы слева) дала ему заряд энергии и остаток пути через гектары карликового можжевельника и залитые солнцем холмы он успешно преодолел. Правда, потом признался, что этот день был самым тяжелым. Согласен.

**
День после перехода традиционно посвящен экскурсии в Эмине-баир-хосар или в Мраморную пещеры. Я уж забыл, куда мы ходили в прошлом году, и выбрал Мраморную. Купленный для «НИКИ» фотоаппарат «Nikon» порадовал в пещере: мощная вспышка, цветность, детали. Так что моя мыльница «Canon» спокойно пролежала на дне сумки. После пещеры мы ели что-то очень вкусное в кафе, там же разглядывали коллекцию-продажу  полудрагоценных камней и даже купили кое-что на память. Я взял кулончик «тигровый глаз» с замечательными золотисто-черными переливами.

**
В третий день мы (опять таки традиционно) пошли по маршруту Гугерджин –Тысячеголовая –Грот –Холодная. В начале маршрута Лева потерял куртку (мы нашли ее уже после возвращения в лагерь). Возникла проблема - во что одеть ребенка в пещерах. Решили что-то снять с Николая. Лева был в неописуемом восторге от этого дня: настоящие пещеры, где полный мрак рассекают лишь фонари на наших лбах! На обратном пути впереди «рысачили» Коля с Даней. Я неторопливо шел один, контролируя взглядом далекую фигурку Левы, то и дело собиравшего лимонник для вечернего чая.

**
Я не зря назвал эти заметки: «Мертвый сезон». Все четыре дня мы были практически одни на Точке. Ни одной группы с палатками, никаких встречных при подъеме на Ангар-бурун, никаких немцев с чехами, никаких заблудившихся поляков, привлеченных сюда «Крымскими сонетами» Мицкевича. И никаких толстосумов-москвичей на роскошных внедорожниках , приехавших на Чатырдаг проездом в Европу. И это было незабываемо – ночная тишина, Млечный путь, без Луны (все четыре дня)!

**
Диалоги с Левой:
- А в какой одежде вам больше нравится ходить?
(Лева имел в виду мой церковный «прикид» и «гражданское» платье).
-А правда, что в карты играть грех?
-Кто тебе об этом сказал?
-Бабушка. Давайте сыграем в «дурака».

**
Был вечерний кинозал на моем ноутбуке: «Брюс всемогущий» и что-то еще. Два вечера мы провели возле костра. К нам приходили в гости местные коты с чистейшей  шерстью и собаки, чьи хозяева на пару часов днем нарушали безмолвие опустевшей в этом году Точки.
И когда в пятницу подошла минута расставания с Чатырдагом, подкатило знакомое чувство: «Я обязательно вернусь сюда. Если Бог благословит».


                       июль-август 2014                          А.С.

«НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон. «НИКА-Чатырдаг-2014». Мертвый сезон.