Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох реминисценций.

В программе пребывания в Севастополе епископа Тихона (Шевкунова) вечером 11 мая были обозначены две акции: общение с горожанами в форме «вопрос-ответ» и концерт молодежного мужского хора Сретенской семинарии. В ходе общения прозвучали идеологические конструкты с характерным «ностальжи» по «стране Советов» и царской России. У меня есть личный опыт жизни в СССР: школа, служба в армии, учеба и т.д. Да, в «стране развитого социализма» уже не считалось признаком хорошего тона убивать десятками тысяч предполагаемых идеологических оппонентов. Но когнитивный диссонанс мог посетить мыслящего человека при сравнении декларируемых «Liberté, Égalité, Fraternité» с реальной  практикой тоталитарного  насаждения «единомыслия» (плюс воинствующий государственный атеизм). Симптоматично, что Маяковский уже в 1921 году написал:"Утихомирились бури революционных лон.Подернулась тиной советская мешанина". Что же до царской России… Классическая русская литература, в отличие от официальной историографии, не поддается спекулятивным опытам. В начале 19 века наблюдательный Пушкин с нескрываемой иронией описывает столицу номинально православного государства:

Все так же люди лицемерят,
Все те же песенки поют,
Клеветникам как прежде верят,
Как прежде все дела текут;
В окошки миллионы скачут,
Казну все крадут у царя,
Иным житье, другие плачут,
И мучат смертных лекаря,
Спокойно спят архиереи,
Вельможи, знатные злодеи,
Смеясь, в бокалы льют вино,
Невинных жалобе не внемлют,
Играют ночь, в сенате дремлют,
Склонясь на красное сукно;
Все столько ж трусов и нахалов,
Рублевых столько же Киприд,
И столько ж глупых генералов,
И столько ж старых волокит.

Филигранный в деталях социально-психологический портрет империи накануне Русской Катастрофы  1917 года создал другой очевидец-Антон Павлович Чехов. Можно добавить яркие свидетельства Гоголя, Некрасова, Толстого, Тургенева, Достоевского, Бунина… И понять, что внутренняя свобода саморазвития  индивида  при желании может не зависеть от режима. Но обращение дворянина Лермонтова к собратьям по сословию я запомнил на всю жизнь:

А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда - всё молчи!..
Но есть и Божий суд…

И еще пару штрихов. Боханов в своей  лирической книге «Сердечные тайны Романовых»  упоминает пляски в женском платье и фамильных драгоценностях князя-трансвестита Юсупова. И в это же время вчерашние крестьянки, арендовавшие койку (или «полкойки») в петербургских трущобах, будучи задавлены нищетой, шли на панель. Это занятие процветало как в Византии, так и в Российской империи. Несмотря на «господствующее и первенствующее» положение православной церкви.

Как справедливо отмечал митрополит Диоклийский Каллист (Уэр): «Православие в лучших своих проявлениях всегда отличалось деятельным состраданием к тем, кто терпит муки и лишения. Но также часто это сострадание имело исключительно личную форму. Облегчая горечь страдания отдельных людей, православие обычно мало заботилось об изменении несправедливых общественных структур, явившихся причиной угнетения. Мы даем хлеб голодным, но не спрашиваем, почему они голодают. Например, в Русской церкви XIX в. было много святых, проявлявших деятельное сострадание к бедным, но в целом отсутствовало свидетельство против социального порядка, в котором существовала такая трагическая пропасть между бедными и богатыми. За эти ошибки, мы, православные, должны просить прощения».

**

Выступление хора возможно и служило неким «культуртрегерским» ферментом. Но, как говорили древние, «Vita brévis, ars lónga». Это было замечательно! Хор открыл концерт пасхальным тропарем Кастальского. Потом был ряд переложений для мужского хора известных церковных сочинений. Вторая половина концерта состояла из русских народных песен, старинных казачьих песен, романсов и т.д. Здорово, что светские хоровые шедевры входят в репертуар концертирующих церковных хоров.По сути, это восстановление прерванной традиции, у истоков которой стоял Александр Кастальский, под чьим гениальным руководством синодальный хор, певший в Успенском соборе московского Кремля, исполнял в концертах оратории Баха (и не только их). В начале 90-х годов я и сам с хором севастопольского Покровского собора разучивал и пел в светских концертах часть репертуара вдохновившего меня знаменитого казачьего хора Жарова. За что и выслушал злобно-ядовитую реплику настоятеля: «Мы оплачиваем спевки хора за разучивание церковного, а не светского».

Сюрпризом было увидеть и услышать в хоре выросших талантливых детей моего товарища по ленинградским духовным школам Василия Середы. Помню, он обладал замечательным баритоном. Но дело не в этом. Есть поговорка: «Ведите себя так, чтобы вас спросили о православии». Для меня Василий был адекватным свидетелем веры: яркая темпераментная личность без тени лицемерия и ханжества. Плюс незаурядный интеллект и сдержанная доброжелательность. В зимнем Павловске он учил меня ходить на лыжах. Помню, лыжи разъезжались не только на спусках, но и при ходьбе (я родился и вырос в бесснежном Крыму). Однажды Василий пригласил меня в деревню, где служил священником его отец. Российская глубинка, все заросло, речка, почерневшая лодка-«корыто», несметные полчища комаров. И его столь же доброжелательный, молчаливо-наблюдательный отец. Уже после концерта я узнал, что Василий служит священником в Псковской епархии. Будучи отцом, если не ошибаюсь, семерых детей. На такой прекрасной ноте и закончился для меня этот вечер воспоминаний. Я попытался отнестись к ним творчески. Почему и назвал «реминисценциями».

                                                          священник Александр Савичев

Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций. Епископ Тихон (Шевкунов) и хор Сретенской семинарии в античном театре Херсонеса. Ворох  реминисценций.